Стоимость общего анализа крови по омс

Стоимость общего анализа крови по омс

02.2011
Юлия Николаева

России необходим системный подход к диагностике заболеваний
Сегодня большинство специалистов и пациентов сходятся во мнении, что, несмотря на значительные государственные вливания в здравоохранение, существенных сдвигов в самой системе так и не произошло. Возможно, из-за того, что, по большому счёту, системы как таковой не существует: каждый сам, исходя из собственной сноровки, пытается найти хорошего доктора или пройти своевременное обследование. Доступной информации о том, куда пойти лечиться, просто нет. Полис ОМС предполагает массу условностей и ограничений, но не наличие специалистов в ближайшей поликлинике. Стандартный полис ДМС покрывает лечение, но не предусматривает профилактических осмотров. И самое печальное, что и врачи, и пациенты имеют весьма смутное представление о своих правах и обязанностях.

Остановить вымирание

В прошлом году так называемый славянский крест (когда две кривые графика — рождаемости и смертности, сближаясь, пересекаются и затем резко расходятся) всё же замкнулся. То есть впервые после 1991 года в нашей стране число умерших не превысило количество новорождённых. Как бы мы ни были критичны и самокритичны, нельзя не признать: за 5 лет своего существования национальный проект «Здоровье» всё-таки привёл к положительным результатам. Правда, пока речь идёт лишь о том, чтобы удержать достигнутое. Специалисты очень осторожны в своих прогнозах — и мало кто берётся предсказывать серьёзное увеличение продолжительности жизни в стране на ближайшие 15-20 лет. Сердечно-сосудистые и онкологические заболевания сегодня являются основными причинами смерти населения в России. Первые составляют 57% в общей статистике смертности, вторые — 13%. То есть из-за не диагностированного вовремя рака или ишемической болезни каждый год гибнет больше людей, чем в автокатастрофах и в локальных военных конфликтах. По оценкам специалистов, например, выживаемость онкопациентов можно повысить практически вдвое (в 3 раза сократив при этом стоимость лечения), если болезнь будет диагностироваться не на III-IV стадии, как сейчас, а в самом начале — на 0 или I. To есть вложения в раннюю диагностику экономически окажутся более выгодными, чем затраты на дорогостоящее лечение при отсутствии ранней диагностики.

И тем не менее на данный момент мы имеем именно то, что имеем: большинство мужчин в стране не доживает до пенсионного возраста, а государство вынуждено устанавливать и выделять квоты на дорогостоящее лечение. Чтобы обеспечить доступ граждан к высокотехнологичной медицинской помощи и диагностике, правительство выделяет значительные средства. Так, в 2009 году объём рынка медицинского оборудования и продуктов для здравоохранения в России составлял около 78 млрд рублей. Их них 32,3 млрд рублей было потрачено на диагностическое оборудование (рентген, ангеографы, компьютерная и магнитно-резонансная томография, УЗИ). В 2010 году эта цифра превысила 37 млрд.

И всё же большинство экспертов сходятся во мнении, что до сих пор значительные влияния и техническое оснащение не дали ожидаемых результатов. Более того, выясняется, что до 50% дорогого медицинского оборудования остаётся вовсе не востребованным из-за недостатка специалистов, способных на нём работать.

«Теоретически на уровне районной поликлиники доступны многие лабораторные исследования. Но практически на новейшем оборудовании зачастую оказывается некому работать: очевидна тенденция к старению персонала диагностических лабораторий; профессия специалиста по клинической лабораторной диагностике не котируется — ни у врачей-клиницистов, ни у чиновников Минздрава. Слой профессиональной элиты узок» — отмечает к.м.н., заведующий лабораторией клинической биохимии Института нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко РАМН Алексей Мошкин.

Человеческий фактор?

Многие отечественные эксперты полагают, что проблемы современного здравоохранения возникают не из-за недостатка постдипломного образования, а из-за невысокого уровня базового медицинского образования. А также из-за крайне низкой организации процесса и недостаточной информированности населения.

Фактически на данный момент сложилась ситуация, когда большинство россиян уже приняли идею здорового образа жизни и готовы ответственно подходить к вопросам собственного здоровья — профилактике и ранней диагностике заболеваний.

Но совершенно не представляют, где и как можно практически реализовать свои благие намерения. Некоторые работодатели дают сотрудникам возможность пройти диспансеризацию за счёт компании, но при этом зачастую анализ крови на сахар или биохимический анализ просто не включены в программу. Работодатель (как вообще любой типичный гражданин, не имеющий медицинского образования) просто не видит смысла за них платить.

«Можно сказать, что лабораторная диагностика в большом проценте случаев носит чисто ритуальный характер: если человек пришел к врачу, то пусть в его карту будет вклеен клинический анализ крови. Врачи не всегда верно интерпретируют результаты анализов или не интерпретируют их вообще», — отмечает независимый эксперт, д.м.н. Михаил Свещинский.

Между тем такая простая (для пациента) манипуляция, как забор крови, могла бы стать основой профилактики едва ли не большинства проблем со здоровьем. Уже сегодня существуют конкретные маркёры, которые позволяют выявить, к примеру, рак на самой ранней стадии, а значит, бороться с ним. Но практически никто не знает, что подобного рода исследования доступны (по крайней мере должны быть доступны) на основе ОМС в любой районной поликлинике и рекомендованы Минздравсоцразвития.

Существуют маркёры, помогающие по анализу крови определить сердечно-сосудистые заболевания, заболевания щитовидной железы, инфекции. Почему же опасные для жизни болезни до сих пор выявляются большей частью на запущенной стадии? Это вопрос скорее политико-экономический, нежели медицинский.

Мнение эксперта
Александр Островский, генеральный директор Независимой лаборатории ИНВИТРО

Создание высокотехнологичных лабораторий очень важно для развития российского здравоохранения. В данном случае не имеет значения, государственные они или частные. Пациенты в идеале не должны думать о том, кому принадлежит то или иное лечебное учреждение. Однако очень важно понимать, что это довольно дорогостоящее дело. Инвестиции в создание современной лаборатории составляют более 40 млн рублей. А содержание и того дороже. Одной из ключевых задач крупной лаборатории является обеспечение контроля качества — весьма затратное занятие. Для того чтобы каждый день быть уверенными в достоверности наших результатов, мы работаем в так называемых системах внешней оценки качества, обладая сертификатами нескольких международных систем: ФСВОК (Россия), SEKK (Чехия), EQAS (BIORAD, США), RIQAS (RANDOX, Великобритания), LABQUALITY (Финляндия). Поэтому оснащение лабораторий в каждом лечебном заведении нецелесообразно для государства, и мы полностью поддерживаем идею создания централизованных лабораторий. Хуже, если вам не повезло с работодателем и приходится заботиться о себе самостоятельно. Выбирая методы и области диагностики, типичный россиянин ориентируется скорее на возможности своего кошелька, чем на реальные «запросы» организма.

«40% анализов, подшитых в карту пациента, при госпитализации просто не рассматриваются и переделываются на месте, в стационаре: врачи в больнице не доверяют результатам поликлинических лабораторий. Из 3500 известных лабораторных тестов для врачей на сегодня доступны 1000, а в типичном медучреждении проводится всего 25-100, — комментирует Михаил Свещинский. — И если посчитать, то на подобные перепроверки государство тратит гораздо больше средств, чем понадобилось бы на хорошее оснащение централизованных лабораторных учреждений. Но вопрос централизации обсуждается зачастую как альтернатива децентрализации: или-или. А ведь возможно гармоничное сочетание того и другого: опыт в мире есть. И вообще говоря, не использовать возможности хороших частных лабораторий нет оснований. У многих из них уровень качества, скорость исполнения, ответственность за результат и технологический уровень много выше, чем в среднем по стране».

«Спектр доступных на сегодня методов диагностики настолько велик, что неспециалист самостоятельно не может в нем сориентироваться. Поэтому очень важно, чтобы сеть хороших клиницистов первого звена была широко доступна и высоко квалифицирована. Важно, чтобы терапевт не только мог распознать и предположить патологию, но и чтобы он знал, куда при необходимости направить пациента для дальнейшего обследования, — подчеркивает руководитель рентгенологического отдела и зав. кафедрой лучевой диагностики ФУВ ГУ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского, главный рентгенолог Московской области, д.м.н., профессор Мария Вишнякова. — В массах сейчас распространено мнение, что КТ и МРТ могут выявить все. Поэтому человек, решивший обследоваться для профилактики, предпочитает записаться на КТ в коммерческом центре, нежели пройти полную диспансеризацию в районной поликлинике. И он упускает из виду (то есть просто не знает), что диагностику на томографе нельзя пройти по стандартной программе, единой для всех. Для каждого заболевания существует свой протокол исследования (сканирования и контрастирования). То есть дорогостоящее исследование само по себе не гарантирует, что вам вовремя диагностируют опасное заболевание. Вот почему так важна подготовка специалистов на всех уровнях оказания медицинской помощи – от врачей первичного звена до диагностов, работающих с высокотехнологичным оборудованием.

Мнение эксперта
Илья Фоминцев, директор по медицинским проектам фонда профилактики рака
В современной России отсутствует сколь-либо упорядоченная система скрининга раковых заболеваний. Именно это обуславливает не только сохранение, но и рост смертности от злокачественных опухолей. Причин тому много: и устаревшее оборудование, и кадровые проблемы, и не соответствующая современным реалиям система оплаты труда медработников, и отсутствие упорядоченной работы со здоровым населением.

Естественно, ни «коммерческий», ни «бюджетный» вариант при отсутствии системного подхода не гарантируют ранней и верной диагностики заболеваний. То есть в глобальном смысле не влияют на продолжительность жизни населения и не приносят пользы ни государству, ни гражданину. Это уже давно поняли, например, в европейских странах или Японии, где участие в регулярных скрининговых исследованиях стало правилом хорошего тона для граждан, заботящихся о своём здоровье.

Что такое скрининг?

В целом скрининг — это обследование здорового населения с целью выявления заболеваний на ранних стадиях, когда пациент ещё не обратился к врачу с жалобами. На слуху более или менее маммологический и кардиологический скрининги. Но на практике охват населения даже этими довольно широко пропагандируемыми программами весьма незначителен.

«Население просто понятия не имеет о том, что ему доступна ранняя диагностика с использованием современных лабораторных исследований. Сложилась ситуация, когда, программы, запускаемые в рамках нацпроекта «Здоровье», существуют сами по себе, врачи и лаборатории — сами по себе, а пациенты — параллельно и врачам, и программам, — отмечает Алексей Мошкин.— Например, скрининг-программа ранней диагностики рака предстательной железы существует уже несколько лет. По идее (то есть по задумке Минздравсоцразвития) каждый мужчина старше 45 лет может прийти в районную поликлинику, сдать анализ крови — и рак может быть обнаружен на ранней стадии. Сколько мужчин прошли такое исследование? Единицы! Большинство в принципе не знают, что это возможно. Остальные не знают, куда обращаться.

То же самое со скринингом онкозаболеваний у женщин. О том, что маммографию нужно и можно регулярно проходить, знают уже все… Однако пройти её в своём районе мало кому удаётся: маммографов нет, или они не работают, или нет специалистов, умеющих на них работать. О том, что в районной поликлинике бесплатно можно сдать анализ на онкомаркёры, не знает почти никто.

Поэтому первоочередные задачи государства при реализации нацпроекта «Здоровье» — это, во-первых, повышение престижа профессии и повышение уровня образования врачей, а во-вторых, масштабное информирование населения о возможностях современной лабораторной медицины. Каждый человек должен не только представлять, какие обследования ему необходимы, — он должен знать, куда ему обращаться для обследования. И естественно, должен иметь возможность пройти раннюю и профилактическую диагностику бесплатно (то есть за счёт государства). В любом случае это будет меньшей нагрузкой на бюджет, чем ежегодные потери из-за высокой инвалидизации и смертности населения».

Новинки рынка. Как бороться с «женским» раком

Среди всех видов злокачественных опухолей, поражающих женскую половину населения России, около 40% (как по заболеваемости, так и по смертности) приходится на рак шейки матки (РШМ), молочной железы и яичников. РШМ занимает третье место в мире среди всех онкозаболеваний.

Компания BD разработала оборудование Becton Dickinson TriPath, которое благодаря использованию современных молекулярных технологий обеспечивает интегрированное решение по цитологическому скринингу заболеваний шейки матки. Цитологический метод — единственный морфологический способ, с помощью которого можно распознать злокачественный процесс на самых ранних стадиях его развития. Выявление заболевания в преклинической фазе даст возможность излечить больных «сберегающими» методами, сократить сроки их лечения, снизить случаи инвалидизации и смертности. Согласно данным Международного агентства по изучению рака, при проведении цитологического скрининга 1 раз в 3 года и охвате им 90% женского населения заболеваемость PШM снижается за 30 лет на 82%.

До сих пор скрининговые программы чаще всего осуществляются в порядке «десанта» — в крупнейших городах и по конкретной тематике. Так, например, Всероссийское научное общество кардиологов провело общеобразовательную акцию «Здоровые сердца». В рамках этой программы компания Philips предоставляла диагностическое оборудование для скринингового обследования населения и проводила мастер-классы для врачей. Подобного рода акции проходили в Иваново, Казани. Перми, Краснодаре, Санкт-Петербурге, Самаре и Новосибирске. Результаты шокировали: в некоторых городах до 13% людей, пришедших на обследование и считающих себя здоровыми, уже имели в той или иной степени выраженную патологию сердечно-сосудистой системы. То есть каждый седьмой!

Фонд профилактики рака в партнёрстве с Кировским областным онкологическим диспансером, компанией GE Helthcare и областным Департаментом здравоохранения провёл акцию по раннему выявлению рака молочной железы — одному из самых распространённых типов онкологических заболеваний у женщин. Цель акции — вовлечь как можно большее число женщин, а также врачей-онкологов и гинекологов первичного звена в профилактику и раннее выявление данного заболевания. Компания Abbott организовала широкое скрининговое исследование гормональной функции щитовидной железы у беременных в Поволжье. Количество патологических результатов превысило 30%! Такая патология щитовидной железы влияет не только на здоровье матери и плода, но и в будущем на интеллект ребёнка. А это уже проблема государственного масштаба.

Подобные акции, безусловно, полезны и показательны. Но они важны скорее для обозначения уровня проблемы, чем для её решения. Считать такой скрининг массовым никак нельзя. Максимум 1000 человек в год таким образом пройдёт обследование. И масштабах страны или даже крупного города это ничтожно мало. Зато статистика по результатам этих обследований, которая, может быть, попадёт на глаза местным и федеральным чиновникам, заставит их хоть что-то предпринимать для улучшения медицинского обслуживания и ранней диагностики населения.

Спасательный круг

Чтобы у читателей не создалось представление, будто бы ранняя диагностика подразумевает именно профилактические и скрининговые обследования, мы должны рассказать об апробированной уже в мире концепции Philips Саге Cycle. О её сути рассказывает Андре Демель, коммерческий директор Philips «Здравоохранение» в России и СНГ: «Представьте, что у вас сердечный приступ. Приезжает «скорая» — и увозит вас в больницу. Там вас обследуют и через пару дней назначают операцию. На каждый этап тратится довольно много времени, что увеличивает вероятность смертельного исхода.

Philips Care Cycle — принципиально иная философия, это продуманные и гармоничные решения на каждом этапе оказания медицинских услуг: профилактика, скрининг, диагностика, лечение, восстановление, наблюдение. Комплексный подход нужен в лечении всех заболеваний, и для каждого из них мы разработали свой Care Cycle. В случае с сердечным приступом это технология «От обнаружения до лечения», которая позволяет сэкономить драгоценное время. Приезжает «скорая» — и вас сразу подключают к дефибриллятору с монитором, который передаёт по беспроводной связи все данные прямо в больницу. Когда вас привезли — о вашем состоянии известно уже абсолютно всё и вас сразу же отправляют на операцию. Смысл в том, чтобы сократить время — всего 90 минут от сердечного приступа до лечения. Далее — использование кардиосистем для восстановления и наблюдения пациента на дому. Через три месяца больной вернётся на работу. Это ежегодно может экономить государству бюджетные средства, которые уходят на пребывание в больнице и потерю трудоспособности».



Источник: www.invitro.ru


Добавить комментарий